Версия для печати
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Обновление и возвращение

Обновление и возвращение
12 сентября 2012

Грузинское виноделие целеустремленно движется к признанию на внешних рынках.

По приглашению компании Братья Асканели (Асканели дзмеби) и группы компаний Албо мы побывали в Грузии. Эта поездка послужила толчком к написанию данной статьи о пяти основных этапах в истории грузинского виноделия.

Когда спрашиваешь грузин об их отношении к своей земле, ответом зачастую служит старый анекдот: «В день, когда Бог раздавал земли разным народам, грузины были заняты – у них было очередное застолье. Когда же они вспомнили о необходимости получить землю, оказалось, что уже все роздано. На вопрос Бога о том, где они были, грузины ответили: «Мы поднимали тосты во славу Твою, потому и задержались». Ответ верховному правителю пришелся по нраву, и Он отдал им ту землю, которую приберег для себя».

Первый этап (8 тыс. лет до н. э. – 1917 г.). Родоначальница виноделия

До сих пор нет единого мнения о времени зарождения виноделия на территории современной Грузии. Археологи и историки называют разные цифры, колеблясь от 8 до 1 тыс. лет до н. э. Некоторые источники считают, что Грузия вообще является родоначальницей виноделия в мире (это, конечно, спорный факт, но в определенных кругах довольно популярный). Исторических винных материалов обнаружить археологам не удалось, зато нашли обломки древних амфор для вина – квеври, датируемые 3-4 тысячелетием до н. э.

Доподлинно известно, что в начале прошлого тысячелетия монахи из Кахети (восточный регион Грузии) производили вино и поставляли его для королевских семей Европы. Именно Кахети – родина порядка 500 сортов винограда, а это четверть всех существующих в мире разновидностей.
До начала прошлого века вино производилось многочисленными небольшими хозяйствами, и некоторым из них удавалось выходить на внешние рынки (в основном Европы), даже пользоваться там популярностью. Секретами успеха, помимо уникальных сортов винограда, почвы и климата, были особые рецептуры, не менее ценные и технологически выверенные, чем французские или итальянские, а также самая древняя технология изготовления вина – кахетинская.

Второй этап (1917-1991 гг.). Гений и злодейство

Несмотря на древнюю историю, вино в промышленных масштабах начали производить в Грузии только в XX в. с приходом к власти коммунистической партии и Иосифа Сталина, роль которого в виноделии нельзя назвать однозначной.

Во время нашей поездки, помимо традиционного посещения завода, были организованы насыщенные экскурсионная и гастрономическая программы. Большую часть времени нас сопровождал легендарный фотограф, фотохудожник Юрий Мечетов, несколько лет сотрудничавший и друживший с Сергеем Параджановым. Во время посещения музея Пиросмани в Сигнаги один из участников поездки задал Юрию вопрос: «Как в Грузии относятся к Сталину?». Фотограф решил, что правильнее переадресовать вопрос местному старожилу, который зарабатывал себе на жизнь, предлагая в аренду бинокли (в том месте открывался вид на Алазанскую долину). Ответ заставил группу задуматься: «Сталин – великий гений, если бы не он, мир поработил бы Гитлер. И вообще во многих величайших людях текла грузинская кровь».

С одной стороны, Грузия обязана Сталину за продвижение грузинского вина: в Советском Союзе знали о пристрастии диктатора к вину, особенно к хванчкаре, а что любил культовый руководитель – автоматически становилось популярным и среди его подданных. С другой стороны, плановая экономика и методы ведения хозяйства в СССР сыграли злую шутку с грузинскими традициями виноделия.

То, что попадалось на стол «великому гению» принципиально отличалось от того, что покупали в магазинах простые советские граждане. В соответствии с плановыми показателями грузинская винно-водочная продукция производилась в гигантских масштабах, и естественно, при таких условиях ни о каком соблюдении технологических норм или уникальных рецептурах не шло и речи. Вино в лучшем случае пастеризовалось, о худших же обстоятельствах свидетели той эпохи предпочитают умалчивать.

В 1980-х пришла перестройка со своими улучшениями и борьбой с прошлым, и грузинское винное производство из одной крайности перешло в другую, еще более катастрофической. После «полусухого» закона, принятого в 1985 г., было уничтожено около 80% местных виноградников, часть из которых не удалось восстановить до сих пор.

Однако грузины – нация, которую отличает необычайная живучесть и сохранение во что бы то ни стало собственных традиций. Им удалось, выдержав вторжения арабов, монголов и коммунистов, сохранить аутентичность. Это интуитивное (в Юнговском понимании) отношение к жизни, когда видится истинность без навязываемых стереотипов, а отношение к жизни пронизано трансцендентностью. Именно благодаря интуиции и силе духа Грузия смогла защитить вино и виноделие как национальные ценности. Большую часть вина (как в древние времена, так и сейчас) грузины производят для личного употребления и угощения. Для этих людей гость – подарок Бога, а гостеприимство у них возведено в культ. Немудрено, что экспансия грузинской кухни была активной, ведь человеку свойственно испытывать удовольствие от еды и общения.

Последствия эпохи СССР были печальными, но не катастрофичными. Во многих дворах на востоке Грузии есть своя марани (специальные помещения) с закопанными в землю квеври. Традиции по сути и спасли грузинское виноделие от исчезновения.

Третий этап (1991-2006 гг.). Инерционная экспансия

С развалом Советского Союза и открытием границ грузинские виноделы активизировались. Появились перспективы получать прибыль, экспортируя вина в страны постсоветского лагеря. Мало того, что это один из самых больших в мире рынков, так еще и жители региона были пока не избалованы выбором и продолжали с трепетом относиться к продукции сакартвелов.

Но не только потомки известных виноделов взялись возрождать традиции и строить бизнес на прославленных «Саперави», «Ркацители» и «Хванчкаре», были и те, кто понятия не имел о том, что стоит за этими названиями, кого волновала только мгновенная нажива. Они быстро сообразили, что достаточно наклеить красивую этикетку с популярными названиями грузинских вин – и прибыль потечет. О том, чем это угрожает в долгосрочной перспективе, думать было некогда ни «светлым», ни «темным» участникам этих событий. Первые были заняты возрождением традиций, вторые наслаждались заработками.

Тревожные звоночки зазвучали на рубеже столетий, когда рынок был наводнен подделками, доходы граждан повышались, и многие из них, побывав за границей и попробовав вина Старого и Нового света, заподозрили неладное. Большинство воспринимало это как мимолетную тревожность в духе «сейчас все подделывают», но были и те, кто начал бить тревогу. Таковой стала и компания Братья Асканели, руководство которой поняло: самое важное в винодельческом бизнесе (как это ни банально) – репутация. Что наилучшим образом может защитить репутацию: активность в СМИ, сотрудничество с комитетами по защите прав потребителей? Да, но лишь косвенно. Гоча Чхаидзе, президент компании, решил, что лучшим подтверждением качества (как и в давние времена) является имя владельца в названии бренда – личный автограф, отпечаток его совести.
Но эффект масштаба давал о себе знать, все больше продуктов виноделия обвиняли в фальсификации или недостаточно хорошем качестве. Таких, как Гоча было слишком мало, чтобы восстановить доброе имя грузинских производителей. Естественно, были и политические мотивы. Однако никто не хотел верить, что Россия решится пойти на крайние меры.

Четвертый этап (2006-2012 гг.). Нет худа без добра

28 марта 2006 г. грузинские виноделы, их наемные работники, родственники и члены семей проснулись в совершенно незнакомых условиях. Накануне был введен запрет на ввоз грузинских вин и виноматериалов в Россию. Первые месяцы приходилось отходить от шока (благо еще можно было надеяться на украинский рынок), но дальше следовало искать выход: что делать с урожаем, продукцией, заводами.

Спасение винодельческой отрасли было возведено в ранг первоочередной государственной программы. Помочь пытались, кто как мог. Некоторые (например, Боржоми) выкупали вино, кто-то искал знакомых. Но это все были разовые, а не долгосрочные меры, требовалась стратегия. В итоге родилась «Программа по развитию экспортного рынка», согласно которой приняли решение искать новые рынки сбыта, повышая конкурентные характеристики грузинского вина и винодельческой продукции (коньяка, чачи).

Многие производители обанкротились, но тех, кому удалось удержаться на плаву, сложности закалили. Грузинское вино вышло на рынки Израиля, США, Франции, Индии, Германии, Филиппин.

PR-стратегия президента Грузии Михаила Саакашвили начала приносить результаты, помимо инвестиций, стал увеличиваться и поток туристов в страну. Они пробовали блюда грузинской кухни, запивали вином, а возвращаясь на родину, делились впечатлениями – заработало сарафанное радио.

Правительство начало оказывать поддержку крестьянам. За каждый килограмм винограда, который они продали производителям вина, крестьяне получают дотации в 30-40% от его цены. Государство оплачивает до 50% расходов на участие в профильных выставках, что помогает продвижению вина на внешних рынках. В стране действует строгий закон «О лозе и вине», в соответствии с которым государство собирает информацию от производителей вина о том, сколько и какого винограда они закупили и что произвели. Эти данные не позволяют попадать на рынок подделкам. Качество вина, поставляемого на экспорт, контролируется независимыми лабораториями.

Достигнуть уровня объемов 2005 г. не удалось, но после заметного улучшения качества стало возможно повысить стоимость вина и приблизиться к отметке минувшего года – $54 млн.

Не только судьба вина изменилась, из-за эмбарго повысилось также качество коньяков и начала массово производиться чача, разлитая в бутылки. Учитывая риск того, что большие запасы вин могут испортиться, некоторые производители решили перегнать их в спирт, на основе которого изготовить чачу или коньяк (хотя согласно классическим рецептам чачу необходимо изготавливать из виноградного жмыха, а не вина). Крепкие грузинские напитки также завоевали популярность во многих странах. Так, компания Братья Асканели производит их под торговыми марками Gocha (чача) и «Арагвели» (коньяк).

Не будь злополучного запрета, неизвестно, что сейчас было бы с грузинским виноделием. Но уж точно такого прорыва в сознании и качестве добиться вряд ли удалось бы, тем более за такой короткий срок. Ходят легенды, что грузинские виноделы поднимают тосты за здоровье инициатора запрета Григория Онищенко как человека, давшего новую жизнь отрасли.

Пятый этап (2012 г. и далее). Колыбель вина

28 июля 2012 г. ЕС согласился зарегистрировать за Грузией бренд «Колыбель вина», ведомство гармонизации внутреннего рынка выдало соответствующий патент, подтверждающий эксклюзивное право использования Грузией данного названия на территории стран ЕС. В документе признается также, что грузинское виноделие зародилось более 3 тыс. лет назад.

Этот патент – знак признания гру­зинских вин Европой и хороший шанс проявить себя как конкурента на европейском рынке.

Партнеры

История компании Братья Асканели восходит к 1880-м, когда Антимоз Чхаидзе в гурийском селении Аскана соорудил винный погреб.

Производимые им вина ценились не только в Грузии, но и в Европе. После Октябрьской революции дело Антимоза было разрушено. Восстановление начали его правнуки после развала СССР, в 1990-х. Гоча, старший из братьев Чхаидзе, решил продолжить дело прадеда – организовать компанию братьев Асканели (в переводе с грузинского – «из Асканы»).

Много времени ушло на расшифровку записей, оставшихся от прародителя, и адаптацию его рецептов к требованиям современного виноделия. Партнером Гочи стал его младший брат Джимшер.

Бизнес Братьев Асканели прибыльный и развивающийся, компания входит в число крупнейших производителей элитного вина в Грузии. Ее продукция ежегодно получает награды на престижных фестивалях и поставляется в Великобританию, США, Китай, Индию и Польшу.

В собственности братьев 140 га виноградников в различных регионах Грузии. В конце 2005 г. недалеко от Тбилиси, на границе с Кахети, был открыт новый винодельческий завод.

В арсенале компании линейки вина (32 наименования), коньяка (12) и чачи (4). На каждой бутылке стоит автограф винодела как гарантия качества и подлинности, ведь ничего не может быть ценнее репутации человека, производящего вино на своей родине.

ЧМП «Лоцмэн» (ГК Албо) является официальным дистрибьютором в Украине торговых марок Gocha(грузинские вина, чача) и «Арагвели» (грузинский коньяк). Компания имеет несколько филиалов и региональных представительств, а также всеукраинское дистрибьюционное покрытие, сотрудничает с крупными операторами розничного рынка («Караван», «Ашан», «Мегамаркет», «Таргет», «Фуршет» и др.).

Технологии виноделия

В мире существует три (а точнее, две с половиной) технологии изготовления вина: европейская, кахетинская и имеретинская.

Европейская – это технология, по которой делаются вина Франции (на нее равняются все остальные страны), Италии, Испании и др. Для этого метода характерно использование только виноградного сока для белых вин и сока с кожицей ягод – для красных.

Кахетинская – самая древняя технология виноделия – зародилась в Кахети (восточный регион Грузии). После сбора виноград давится вместе с косточками, кожицей и веточками (гребнями). Получившуюся массу выливают в специальные глиняные сосуды – квеври, которые после наполнения закапываются в землю (с целью поддержания постоянной температуры – около 14 0С) и запечатываются. Квеври размещаются в специальных помещениях, напоминающих погреб, – марани. В квеври виноматериал оставляют бродить на время от нескольких месяцев до года.

После этого вино разливают в бутылки и отправляют на хранение. Его вкус отличается от вкуса европейских вин большей терпкостью, насыщенностью.
Имеретинская технология – нечто среднее между европейской и кахетинской. В этом случае виноградные веточки не используются и виноматериал настаивается примерно полтора месяца.



Читайте также

популярное

08 марта Важные новости Мужская парфюмерия на Parfums.ua
09 февраля Важные новости Doc Guru сервис поиска медицинских услуг
загрузка...

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

, , , , ,
*/?>