Версия для печати
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

«Зеленые» перспективы Укргазбанка

«Зеленые» перспективы Укргазбанка
15 июля 2016
Сегодня работать на государство – непопулярно. Тебя априори подозревают в каких то махинациях. Единственная возможность доказать обратное – показывать результат.

Представляем победителя в номинации «Лучший кризис-менеджер» – председателя правления Укргазбанка Кирилла Шевченко. В интервью он рассказал, как ему удалось не только вывести доверенный ему банк из многомиллиардных убытков и вернуть его к прибыльной деятельности, но и найти новое перспективное направление развития

Вы приняли Укргазбанк в не самом лучшем (мягко говоря) состоянии – убыток за 2014 год составил почти 3 млрд гривен. По итогам 2015 года банк уже показал прибыль свыше 250 млн гривен и даже вошел в топ-5 самых прибыльных банков Украины. Как удалось за такой короткий срок радикально улучшить ситуацию?

Как гласит китайская пословица, дорога в тысячу ли начинается с первого шага. Если ничего не делать, то ничего и не произойдет. Да, было непросто. Ведь конкурс по назначению председателя правления Укргазбанка закончился в апреле и мою кандидатуру согласовали с Нацбанком только в мае 2015 года, так что у меня не было даже полноценного года. Однако времени, чтобы переломить ситуацию, все же хватило.
Но это не моя персональная заслуга, а результат командной работы. Хотя даже этап формирования команды дался непросто: многих специалистов пришлось уговаривать работать в Укргазбанке.

Они знали, что будет очень тяжело, и поэтому сомневались?

Да, во-первых, тяжело. А во-вторых, будем объективными: сегодня работать на государство – непопулярно. Тебя априори подозревают в каких-то махинациях и не верят, что ты пришел работать. Единственная возможность доказать обратное – показывать результат. И у нас получилось. Какого-то конкретного секрета у меня нет, мы просто делали все, что свойственно антикризисному управлению: сократили административные издержки, активно включились в различные госпрограммы. В итоге получили не только прибыль, но и порядка 140 тысяч новых клиентов. Из них около 40 тысяч привлекли с помощью программы малого и среднего бизнеса, хотя занялись ею только в середине прошлого года. Кроме того, начали работать по межправительственным программам. В частности, сотрудничаем с правительством Республики Беларусь: недавно выдали уже сотый кредит – и это всего за полгода. Отдельное важное направление – работа с проблемной задолженностью, здесь нам тоже многое удалось.

Вы говорите о своей команде, а в представлении многих антикризисный менеджер – как супермен: приходит и один всех спасает. Если объективно, то ваша личность, ваш опыт, наверное, сыграли все же решающую роль в выведении банка из кризиса?

Банковский бизнес – это исключительно командная работа. Когда ты доверяешь своей команде и тебе
не надо все перепроверять, тогда есть возможность думать наперед. А это значительно ускоряет все процессы! Мне приятно говорить, что команда уже сработалась. Более того, у нас произошла уни-
кальная история: одного из моих коллег, который отвечал за розницу, «схантил» западный банк! Я еще такого не видел, чтобы украинского спеца так настойчиво переманивали и, в конце концов, переманили западные коллеги. Мне было жаль его отпускать, но я пошел навстречу. В общем, у нас отличная команда, которая достойно прошла испытания сложным периодом. А характер как раз проверяется не тогда, когда все хорошо, а когда сталкиваешьсяс вызовами.

Статус государственного банка мешал вашей работе по выведению из кризиса Укргазбанка, или наоборот – способствовал этому?

На фоне происходящего в банковском секторе государственный банк является островком стабильности. И это очень помогает в работе с клиентами. А вот в имплементации каких-то решений – наоборот:
государственная практика более сложная, чем коммерческая. Но еще в прошлом году нам удалось внедрить лучшие практики управления. И сегодня мы единственный из госбанков, в котором сформирован нормальный Наблюдательный совет с участием как представителей Минфина и Кабмина, так и – впервые в практике госбанков! – двоих независимых членов совета. Также мы создали комитеты по рискам, по IT и т.д. – не стали ждать, когда это нужно будет сделать согласно новой редакции закона о банках, а сделали сами, потому что понимаем: большинство коммерческих банков с западным капиталом так и работают. Но если бы не поддержка нашего акционера в лице Минфина, то нам было бы гораздо тяжелее.

Минфин предоставил вам полный карт-бланш действий или вас все-таки в чем-то ограничивали?

Правительству в лице Минфина так же, как и частному акционеру, важен результат. И мы прошли все нормальные стадии работы, когда вначале к менеджеру присматриваются, контролируют, а когда появляются первые результаты – менеджер получает больше доверия, больше полномочий и несет больше ответственности. Да, вначале приходилось уговаривать принять решения, которые когда-нибудь дадут результат, а сейчас есть цифры, подтверждающие, что я был прав.

У вас большой опыт работы на руководящих должностях (и не только в банках). Сражение за судьбу Укргазбанка – самое трудное, или были более сложные истории?

Здесь самый высокий уровень ответственности – и это самое сложное. К счастью, у меня действительно большой опыт в преодолении испытаний. Я достаточно закален не только работой: когда поднимаешься
на вершину Эльбруса или Килиманджаро, то тоже испытываешь трудности, преодолеваешь себя, рискуешь – но результат того стоит! Банковский бизнес – это каждодневный труд: тяжелый, не самый красивый, но иначе до вершины не дойти.

Недавнее подписание договора с IFC и объявление о движении Укргазбанка в нишу «Эко-банкинга» – это антикризисная мера или шаг в перспективное будущее?

В мировой практике существует модель под названием Green Banking, когда именно государство является инициатором развития данного направления. В прошлом году наше правительство приняло программу по энергоэффективности, которая уже успешно работает. Это был первый шаг в направлении Green Banking. Я считаю, что подписание договора Укргазбанка с IFC – это следующий шаг в реализации интересов государства в сфере энергоэффективности. К сожалению, Украина раньше не занималась этими вопросами: мы получили в наследство от Советского союза промышленные предприятия, на которых энергоэффективность не была в приоритете. Это понятно, поскольку в те времена доля энергоносителей в себестоимости практически никого не интересовала. Сейчас, когда мы ощутили собственную энергозависимость, то поняли, что это – реальная проблема. И ее нужно решать. Сегодня объем инвестиций в энергоэффективную составляющую в Украине по оценкам коллег из IFC составляет 35 млрд евро. Это в среднем в 10 раз меньше, чем в европейских странах. Мы стремимся исправить ситуацию. Поэтому развиваем данное направление, с помощью которого дадим возможность не больше заработать, а больше сэкономить: в условиях нашей экономики это важно.
Я считаю, что наше «зеленое» направление – самый амбициозный проект по снижению энергозатрат в стране. Почему мы сотрудничаем именно с IFC? У них есть масштабная мировая экспертиза. А в Украине – прекрасный научный потенциал с точки зрения разработки проектов по энергоэффективности: сегодня даже школьники занимаются этим! Увы, идеи украинцев чаще всего реализуются не дома, а за границей. Потому что там есть экспертиза, на основании которой понятно, можно ли вкладывать деньги. Теперь мы тоже способны проводить такое оценивание, используя экспертизу IFC. И видим в этом огромные перспективы! Поэтому мы рады, что, когда Укргазбанк предложил такое направление работы – правительство его утвердило. Все получилось логично: из убытков банк достали, направление, в котором банк будет развиваться, разработали. Мы подписали уже пять проектов, один из них уже реализован в Одесской области. Отличное начало «зеленого» будущего Укргазбанка!



Читайте также

загрузка...

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

, , , , ,
*/?>